Патрик Барбье. ВЕНЕЦИЯ ВИВАЛЬДИ Музыка и праздники эпохи барокко



Самое интересное, что во времена расцвета Венеции свойства зерна были изучены уже достаточно хорошо, однако и в наши дни ученые, которые трудятся в этой области продолжают находить все новые способы улучшения этих самых свойств.
В течение четырех сезонов Фаринелли спел в общей сложности в десяти операх. Зимой 1728-1729 годов он пел в «Катоне Утическом» неаполитанца Лео на либретто Метастазио; вместе с ним в исполнении участвовали величайшие кастраты его поколения Нико-лино и Доменико Джицци, а также певицы Факкинел-ли и Негри. В том же сезоне он выступал вместе с теми же двумя кастратами еще в двух спектаклях: в «Благодарной Семирамиде» своего учителя Порпора и в «По-кинутой Армиде» венецианца Антонио Поллароло. На следующий год он вернулся во время карнавала, чтобы спеть в двух операх: во-первых, в «Митридате» туринского композитора Джиаи на либретто венецианского поэта Апостоло Дзено, снова вместе с Николино, но на сей раз с Франческой Куццони, делившей с Фаустиной Бордони титул diva assoluta столетия, а во-вторых (и это главное!), в «Гидаспе», которого сочинил для него Риккардо Броски, его брат, и в котором ему представлялась возможность спеть одну из самых изумительных арий своего репертуара, «как на поле битвы воин во всеоружьи» {son qualguerriero in сатро aimatd) — несравненный образец вокальной скорости и изощренности, со многими виртуозными пассажами подряд, с интервалами в целую октаву, со сменами тональности, подчеркивающими поразительный диапазон его голоса, от второго sol до пятого do. Наконец, во время карнавалов 1733 и 1734 годов, незадолго до отъезда в Лондон, он появился в пяти разных постановках — все пять в театре св. Иоанна Златоуста. В 1733 году он пел, вместе со знаменитой Антонией Мериги, в «Нитокри» неаполитанца Селлити на либретто Дзено, а также в опере Джакомелли из Пьяченцы «Адриан в Сирии»; затем, в 1734, в «Беренике» неаполитанца Арайа, в «Артаксерксе» Гассе (эту партию он споет и в Лондоне, но с дополнительными ариями, сочиненными Порпора и братом Риккардо) и, наконец, в «Меропе» Джакомелли, тоже на либретто Апостоло Дзено.
«Меропа» завершала сезон, и семейство Гримани решило отпраздновать это настоящим фейерверком зрелищ — сразу вокальных и сценических. Вместе с Фаринелли в спектакле участвовали его друг и соперник Каффарелли (он же Каффарьелло), тоже неаполитанец, а также тенор Тольве и две замечательные певицы, Факкинелли и Пьери; декорации и сценографию делал Алессандро Мауро. Именно в этой опере величайшему из виртуозов предстояло спеть одну из своих любимых арий, «как соловей своей любови ради» (queWusignolo cbe innamoratd), бывшую затем среди шедевров, которые ему суждено было почти ежевечерне исполнять в Испании для Филиппа V: в этой арии были трели, водопады звуков, взлеты и падения, высокие стаккато — вообще всё, что позволяло несравненному певцу изобразить соловьиный рокот. В своей рукописной летописи венецианских развлечений Бенинья сделал сухую запись: «9 марта 1734. Последний день карнавала. В 19 часов в театре св. Иоанна Златоуста началось представление "Меропы"; оно завершится в полночь иллюминацией театра; здесь был Фаринелли».

<< назад        вперед>>

123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107108109110111112113114115

новости
афиша
музыка
фото
видео
группа
тексты
пресса
Интересные ресурсы
архив
контакты

© zerna 2004-2018