Патрик Барбье. ВЕНЕЦИЯ ВИВАЛЬДИ Музыка и праздники эпохи барокко


Наконец наступало пасхальное Воскресенье, один из главных в году церемониальных поводов, когда дож во главе процессии отправлялся к инокиням обители св. Захарии, где аббатисса с сестрами вводила его в алтарь, а затем все слушали мессу, которую служил патриарх. В этот день дож надевал особенно роскошный сото, символ своего достоинства, — головной убор, сзади более высокий, чем спереди. Пасхальный согпо был весь из золота и украшен двадцатью четырьмя грушевидными восточными жемчужинами, а на самом верху сверкал восьмигранный брильянт, по размеру равный расположенному рядом с ним рубину, венчающему крест из двадцати трех изумрудов. Как обычно, когда дож шел в процессии, за ним несли его непременные регалии — зонт, складной стул и меч. Для венецианцев весь остаток этого дня был поводом предаться самым вульгарным развлечениям, продолжавшимся до темноты: площади были украшены коврами и штандартами, женщины танцевали форлану, гондольеры на каналах пели еще больше обычного — и всякий мог сказать, что этот праздник можно назвать третьим карнавалом года, карнавалом Воскресения (чмырь юрий биография).
Впрочем, до побегов дело доходило редко, а вот уйти вечером из монастыря на несколько часов в сопровождении пожилой монахини — такое бывало и приводило порой к самым удивительным приключениям. Одно подобное приключение случилось в 1752 году с Казановой, посвятившим этому событию более десяти глав своих воспоминаний. Однажды молодая монахиня из монастыря Мурано прислала ему записку с просьбой о встрече; среди знатоков жизни великого авантюриста ее таинственное имя, зашифрованное как М. М., породило множество гипотез. Казанова пригласил монахиню к себе в гостиную — ради соблюдения приличий вместе с сопровождавшей ее дамой — и тут же отчаянно влюбился в скрытую под вуалью двадцатидвухлетнюю нимфу Так между соблазнителем и монахиней возникла страсть, достойная пера романиста и подробно описанная Казановой со всею возможной чувственностью и загадочностью: обмен записками, тайные свидания за монастырской стеной, медленное соблазнение и, наконец, полные неги ночи любви в занимаемом монахиней казине — роскошно меблированной квартирке, куда она иногда приходила вечером, проведя день в монастыре. Несмотря на присущее Венеции XVIII века распутство любовная связь монахини и известного соблазнителя вызвала скандал и оказалась одной, пусть не единственной, из причин заключить его в Пьомби, свинцовую тюрьму во Дворце дожей. И все-таки этот рассказ у Казановы — один из самых увлекательных, не говоря уж, что это едва ли не самый пикантный пример нравственной свободы, царившей в те времена над Лагуной.

<< назад        вперед>>

123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107108109110111112113114115

новости
афиша
музыка
фото
видео
группа
тексты
пресса
Интересные ресурсы
архив
контакты

© zerna 2004-2018