Патрик Барбье. ВЕНЕЦИЯ ВИВАЛЬДИ Музыка и праздники эпохи барокко


Современные поклонники творчества великого композитора могут не только наслаждаться прослушиванием его произведений, у них есть возможность приобрести такую вещь как наклейка для iphone 4s с портретом гения.
При всем том вклад Рыжего попа в инструментальную музыку был весьма значителен. После двух или трех десятилетий, посвященных разработке concerto grosso, когда смешанные группы инструментов противопоставляются всему оркестру, он внедрил и облагородил сольный концерт и концерт для дуэта, непременно контрастного. Разумеется, самой употребительной в его композициях всегда была скрипка, его собственный главный инструмент: двести пятьдесят три из пятисот его концертов — скрипичные, с совершенно новой для той эпохи специфической окраской и с виртуозностью, порой напоминающими современные им оперные арии; прелесть этих концертов, однако, и в разнообразии других солирующих инструментов (виолончели, viola damore, мандолины, флейты, фагота, рожка, трубы), рождавших особую атмосферу и всякий раз даривших слушателям новые ощущения. Вивальди создавал эти композиции для своих уроков и для лучших учениц, занимавшихся у него в то время (вероятно, потому-то он и сочинил тридцать девять концертов для фагота, в Венеции в начале XVIII века почти не употребительного), но не забывал и о товарищах по работе, о других учителях-инструменталистах: таковы, например, концерты для гобоя, написанные для первых преподавателей игры на этом инструменте Эрдмана и Зибера, нанятых соответственно в 1707 и 1713 годах, или виолончельные концерты для нанятых в 1720 году Вандини и Алипранди.
Трехмастная форма большинства концертов (аллегро-адажио-аллегро), вдохновленная уже использовавшимися Торелли увертюрами в «итальянском» стиле, была твердо усвоена Вивальди именно тогда и вплоть до XX века оставалась практически неизменным образцом, а следовательно, оригинальность Вивальди не в самой трехчастности, а в том, что он с нею делает. Открывающее и завершающее каждый концерт аллегро буквально взрывается ликованием и непревзойденными в XVIII веке мелодическими находками: комбинации инструментов бесконечно разнообразны и выражают то мечтательное настроение, то, напротив, капризное; это развитие аллегро показывает, в частности, что Вивальди умел извлечь пользу из достигнутого современными ему изготовителями струнных инструментов технического совершенства. Что до медленного адажио, отчасти сходного с оперными ариозо, оно возвышалось до подлинно поэтических высот не только благодаря сладостной грусти, источаемой песней солирующего инструмента, но и благодаря напряженному и таинственному пиццикато сопровождающих это соло медленно перебираемых скрипичных струн. В этом и состоял истинный гений композитора — в умении передать средствами инструментальной музыки как пронизанную проблесками света весеннюю прозрачность венецианских каналов, так и густой зимний туман, окутывающий город, словно вата.
Когда бы Вивальди и не испытывал потребности в названиях и подробных пояснениях своих музыкальных образов, его — пусть немногие — «программные» концерты наверняка были бы восприняты в первую очередь потомками. Действительно, что может быть обаятельнее оркестрового биения волн в «Буре на море» или веселого щебета в «Щегле», или мимолетных сновидений в «Ночи» — все это в трех концертах для флейты?

<< назад        вперед>>

123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107108109110111112113114115

новости
афиша
музыка
фото
видео
группа
тексты
пресса
Интересные ресурсы
архив
контакты

© zerna 2004-2018