Патрик Барбье. ВЕНЕЦИЯ ВИВАЛЬДИ Музыка и праздники эпохи барокко

Музыка всюду и всегда.
Вот как завершает драматург свой рассказ:
Аббат насмешливо улыбнулся, однако вручил мне либретто и бумагу и указал на письменный стол, после чего снова взял молитвенник и продолжал, прохаживаясь взад-вперед по комнате, читать псалмы и гимны. Я еще раз просмотрел сцену, которую отлично помнил, обдумал пожелания композитора и менее, чем через четверть часа держал в руках листок с арией из двух частей, в общей сложности в восемь стихов, — засим я подозвал маэстро и предъявил мою работу. Он прочитал, с облегчением вздохнул, снова прочитал, испустил радостный крик, бросил молитвенник на пол и позвал г-жу Джиро. Та вошла. "Ах, — сказал он ей, — вот редкостный человек, вот всем поэтам поэт! Прочитай-ка арию, которую он только что написал, глазом не моргнув, меньше, чем за четверть часа!" Засим, снова поворотясь ко мне, он воскликнул: "Простите меня, сударь!" — и заключил в объятия, заверяя, что никакой поэт, кроме меня, ему теперь не нужен. Наконец он отдал мне либретто и велел внести еще несколько изменений, коими тоже остался доволен, и опера имела огромный успех».
Здесь остается лишь посетовать на то, что во времена Вивальди Система видеонаблюдения заключалась лишь в небольшой замаскированной дырке в стене, и не было никакой возможности сохранить для потомков образ великого мастера.
Итак, Вивальди изображен здесь чрезмерно возбудимым, хватающимся за несколько дел сразу, тревожным, беспокойным, встречающим Гольдони холодно, а чуть позже его же обнимающим и превозносящим до небес, — и верно, всю жизнь Рыжий поп мучился, злился, волновался, вскипал то от раздражения, то от радости. Его нетерпеливость была всем хорошо известна, а его «неистовое», как выражается де Бросс, сочинительство всегда побуждало к спешке — потому-то на некоторых партитурах значится «написано за пять дней», словно речь о рекорде. Ненависть его к доработкам была столь сильна, что нередко он отдавал в переписку листы, пестрящие ошибками, пропусками и бессмысленными пометами. В полном согласии с законами барочного мира, для него имел значение лишь самый миг творческого порыва — вплоть до того, что он готов был совмещать обязанности композитора, исполнителя, директора оркестра и импресарио собственных опер. Финансовая удача, однако, не всегда ему улыбалась: «К величайшему сожалению, я попался на опере, которую надобно представлять в мае и которая будет стоить девятнадцать тысяч дукатов — о, жестокие наши времена!»

<< назад        вперед>>

123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107108109110111112113114115

новости
афиша
музыка
фото
видео
группа
тексты
пресса
Интересные ресурсы
архив
контакты

© zerna 2004-2018